Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
Икона дня
Православный календарь
>
Из воспоминаний прихожан

Воспоминания Лидии Фёдоровны Барановой

Лидия Фёдоровна рассказывает: «Когда закрывали храм, я была ещё девочкой, но хорошо помню, как в 1942 году в село приехал уполномоченный. Он ходил по домам и просился на постой. Моя мама спросила его: «Зачем вы приехали?» Он ответил, что будут смывать позолоту с икон. Он обещал, что и дети будут сыты, будет тепло и всё будет. Но мать, как и многие односельчане отказала.

Жилье он всё-таки нашёл: пустила одинокая женщина.

В храме стоял чан с какой-то жидкостью, в него опускали иконы. После отмывки позолоты, иконы сваливали в кучу у храма. Уполномоченный давал эти иконы той женщине топить печку. Прошло много лет. Судьба этой женщины ужасает: она замёрзла в своём доме на кровати».

Воспоминания Бережной Таисии Ивановны

Бережная Таисия Ивановна из д. Починки вспоминает: «Храм был большой, красивый. Ещё девочкой с родителями ходила на богослужения. Затем храм закрыли. Ходила в школу, которая была недалеко от храма. Обходили вокруг церкви с подругами, крест поцелуем и в школу.

Однажды через пролом в стене попала внутрь храма. Храм был весь разрушен, везде лежал мусор, хлам. Запела птичка, где алтарь. Из души вырвались слова: «Господи, открой наш храм!»

Рассказ Руфины Васильевны Поляковой о возрождении церкви Рождества Христова

Возрождение церкви Рождества Христова началось в сентябре 1990 года.

Как-то во время разговора, председатель Ямкинского сельского Совета Северин Юрий Петрович сказал мне: «А что если нашу Ямкинскую церковь попытаться открыть?» ( В это время я работала секретарём сельского Совета). Вдвоём мы вышли из кабинета и пошли к храму. Картина была удручающая. На паперти росла крапива в рост человека, на крыше – берёзы, крест на колокольне накренился. В двери войти было нельзя, так как замки заржавели, ключи неизвестно где и у кого. Внутрь церкви попали через пролом в северной стене. Несмотря на запустение, грязь, хлам, груды металлолома, бочек с ядохимикатами впечатление было потрясающее, и мы внутренне поняли: надо действовать!

В ближайший понедельник, после оперативки у Лаптева В. Н., Юрий Петрович встретился с благочинным Ногинского района о. Андрианом (Стариной).

Приехав из исполкома, Северин Ю. П. пригласил меня к себе в кабинет и рассказал о встрече с о. Андрианом. Юрий Петрович сказал, что трудности, конечно, будут, но надо начать с выбора двадцатки и выходить с ходатайством об открытии церкви. На этой же неделе в сельский Совет приехал о. Андриан. Ему показали церковь (вновь внутрь попали через пролом в стене). Он внимательно осмотрел церковь и сказал, что надо действовать, пока своды ещё целы. Да и время торопило – осень.

Собрали собрание жителей. На первом собрании народу было немного, но начали уже формировать двадцатку: Угольнова Е. А., Нахалов А. И., Кузнецова А. С., Самсонова Е. А., Кузнецова М. М., и пока говорили, уговаривали, убеждали членов двадцатки, параллельно стали проводить субботники по уборке мусора, хлама, металлолома, ядохимикатов. Слухи об открытии церкви распространились по церквям быстро.

У жителей был такой подъём, на субботники приходило столько народу, что трудно даже было всех занять! Да и руководители всех существовавших тогда организаций откликнулись: и транспорт выделяли для вывоза мусора, и сварку, и другую помощь (военный склад 3242 – Гузий Алексей Васильевич; сельхозхимия – Воробьёв Николай Владимирович;  совхоз им. Чапаева – главный инженер Чемагин Павел Николаевич; АБЗ – Голубцов Евгений Борисович).

Самый потрясающий и незабываемый момент был, когда сняли замок и двери церкви со скрежетом открылись. Установилась тишина, мужчины сняли шапки и все начали креститься. В этот миг мне казалось, что никто не видит ничего вокруг себя, кроме широко раскрытых дверей церкви.

Бог дал мне возможность, силы и время работать на всех субботниках. Стали появляться энтузиасты, которые предлагали свои услуги, т.е. ходить по домам, квартирам собирать средства на ремонт церкви. Средства собирали по всем населённым пунктам сельского Совета. (с. Ямкино, д. Починки, д. Соколово, д. Молзино, Центральная усадьба).

По мере поступления денег стали покупать стекло. Остеклили все окна, двери.

21 ноября 1990 года, в Михайлов день, в Богоявленский собор г. Ногинска приехал Владыка Ювеналий. После богослужения Владыка должен был ехать в село Воскресенское в Покровскую церковь, затем в Берлюки.

Северин Ю. П. позвонил мне и сказал, что Владыка будет у нас в церкви часа в три.

Собрались у церкви, ждём. В ноябре темнеет рано, встал вопрос, что делать – в церкви электричества ещё нет. Кто-то принёс свечи. Все очень волновались. Владыка приехал часов в пять.

Заходим в церковь. Владыку сопровождал о. Лазарь (убиенный), о. Андриан. Владыка спросил: «Во имя кого храм?» Ему ответили, и о чудо! Три чистых мужских голоса запели тропарь Рождеству. В полумраке церкви мерцали свечи, звучал тропарь дивно. Эту минуту забыть нельзя.

Затем Владыка осмотрел церковь, подивился её величию, сравнил по размерам с собором, что-то сказал о. Андриану, попрощался и уехал.

А буквально через несколько дней на пороге сельского Совета появился молодой человек: высокий, стройный, улыбающийся и сказал, что я отец Роман (Баранецкий Роман Иванович), буду настоятелем вашего храма. Пошли, показали церковь. Он прошёл вокруг церкви, осмотрел её внутри. (Мы боялись, что такой молодой испугается трудностей, «убежит»). Походил по всем уголкам и сказал о том, чтобы собирали собрание, надо начинать работать, дел очень много.

 Собрание собрали в актовом зале сельского Совета. Народу собралось много. Помолились, наметили первоначальные задачи.

На собранные средства сделали перегородку, отделив придел Казанской Божией Матери, установили электрический калорифер (помог совхоз им. Чапаева). Жители приносили иконы, книги.

В начале декабря поехали в Москву: отец Роман, А. И. Нахалов, Л. В. Елкина и я (автобус выделила сельхозхимия). Поехали в Новодевичий монастырь, там отец Роман встретился с секретарём Владыки Ювеналия, решал организационные вопросы. В одном из храмов монастыря нам дали Акафист Божией Матери пред иконой Её именуемой «Казанская». (Акафист дали на одну неделю, Краскина И. Н. и я перепечатывали его на машинке для нашей церкви). Затем поехали в Богоявленский собор в Елохове. Там ходили к рабочим с просьбой помочь сделать престол, но нам отказали, так как много работы на месте. Правда проконсультировали, как делать, где и какой материал брать и т. п. Поехали дальше в Сокольники, где купили свечи, небольшие иконки, книжечки, облачение для батюшки и т. п.

Первое время свечи, утварь, иконы хранились в здании сельского Совета. Юрий Петрович отпускал меня с работы, если надо было помочь церкви.

Престол сделали в Покровской церкви села Воскресенское, семисвечник сварили в сельхозтехнике.

Надо отметить, что отец Борис (Чижов) много помогал отцу Роману.

Так мы подошли к 16 декабря. Служил отец Роман молебен Казанской Божией Матери. Народу было много – в пределе было тесно, сыро, падали обломки кирпичей со сводов. По окончании молебна, батюшка объявил, что завтра 17 декабря будет молебен великомученице Варваре. Позже я спросила у отца Романа, почему в понедельник 17 декабря он будет служить молебен. Он мне ответил, что его бабушку звали Варварой.

С Божией помощью стали готовиться к храмовому празднику – Рождеству Христову.

К счастью, депутатский корпус того созыва был доброжелательный и в конце финансового года удалось 25 тысяч рублей из бюджета направить на ремонт церкви.

Раба Божия Руфина